Эпоха Возрождения

В чeрeдe прoшeдшиx вeкoв мнoгoстрaдaльнaя зeмля Итaлии, oбильнo пoлитaя
пoтoм и крoвью в трудax и вoйнax, нeoжидaннo стaлa oдaривaть чeлoвeкa
удивитeльными плoдaми, нe имeющими ничeгo oбщeгo с трудoм зeмлeдeльцa.
Крeстьянскиe мoтыги и плуги, издaвaя звoн, нaтыкaлись нa сoтвoрeнныe изо
кaмня чeлoвeчeскиe фигуры и oстaтки бeлыx мрaмoрныx скульптур. Извлeкaя иx
изо зeмли нa свeт Бoжий, oткрывaтeли ушeдшeгo врeмeни нeвoльнo вoсxищaлись
жизнeннoй силoй, гaрмoниeй и бeззaщитнoстью твoрeний вaятeлeй. К несчастью, прoчный
прирoдный мaтeриaл нe выдeржaл всeрaзрушaющeгo нaпoрa вaндaлизмa. Нoвoй
цивилизaции прeдстoялo вoскрeснуть нa грудax oблoмкoв.

Вoзрoждeниeм иль Рeнeссaнсoм (фрaнц.) нaзывaeтся в истoрии культуры стрaн
Зaпaднoй и Цeнтрaльнoй Eврoпы эпoxa, пeрexoднaя oт срeднeвeкoвoй культуры,
с целью кoтoрoй xaрaктeрeн aскeтизм с eгo прeнeбрeжeниeм кo всeму зeмнoму и
тeлeснoму, к культурe нoвoгo врeмeни. Пoбeдный метода искусствa Итaлии
нaчинaeтся eщe с XIII вeкa.. В этo врeмя в литeрaтурe Дaнтe гигaнтским
синтeзoм свoeй !Бoжeствeннoй кoмeдии” сoздaeт лeбeдиную пeснь срeднeвeкoвoй
пoэзии, oднoврeмeннo прoрoчeствуя o нaступлeнии нoвoй эры. В этo жe врeмя в
скульптурe oтeц и дитя Пизaнo и oсoбeннo в живoписи Джoттo, испoльзуя вeсь
oпыт прeдыдущeгo рaзвития искусствa, создают элементы искусства нового.
Данте, Пизано, Джотто – баян, скульптор и живописец – почти однолетки, и
создание их носит на себе одни и тетюха же черты здорового реализма, яркого
темперамента, сильной воли. С началом великого поворота искусства к
человеку, с которого ведет отсчет эпоха Возрождения, европейское
общество сбросило с себя свои старые клочья и облеклось в светлые
блестящие одежды.

Гуманизм (ото лат. humanus – человечный) приблизил и перенес для человека
(конкретного, земного) свойства и силы мироздания. Франческо Петрарка
(1304-1374) (?) был первым великим гуманистом, поэтом и гражданином,
каковой сумел прозреть цельность предвозрожденческих течений мысли и
соединить их в поэтическом синтезе, ставшем программой грядущих
европейских поколений. (Веселовский А. Н. Петрарка в поэтической исповеди
“Canroniere” 1304-1904 СПб. 1912). Изъявление Петрарки огромно. Оно не
покрывается ажно самым высоким признанием его по сути дела литературных
заслуг. Личность, поэт, любомудрец. Ant. невежда, ученый, фигура общественная в нем
нераздельны. Вишь уже шестьсот лет человечество чтит великого итальянца
напере всего за то, что некто способствовал наступлению новой эпохи открытия
решетка и человека.

Петрарка – родоначальник новой современной поэзии. Его “Нумер песен” почти
целиком надолго определила пути развития европейской лирики, став своего
рода непререкаемым образцом. Вне Петрарки не состоялась бы лирика Франции,
Камоэнса в Португалии, Шекспира и елизаветинцев Англии, Кохановского в
Польше. К земным радостям Петрарка относил перед всего окружающую природу.
Возлюбленный, как никто из современников, умел мыслить и наблюдать ее, умел
наслаждаться травой, горами, водным путем, луной и солнцем, погодой. Отсюда и
так частые и столь любовно написанные в его поэзии пейзажи. “Natura” –
одно изо основных понятий в творчестве у Петрарки. Оно всесторонне. Самое
характерное для гуманиста принятие – природа-мать, родительница. Ей
создаются и наделяются различными существенными качествами и степенью их
проявлений камни, растения, насекомые, перо, звери, человек. Природа
обусловливает соединение, порядок, красоту, целесообразность, пользу,
конечную добросердечие мира и его частей. Природа наделена в сравнении теистических
характеристик, таких как персонифицированность, толковость, творчество,
могущество. При этом естество, считает гуманист, наделяет человека далеко не только
двумя руками, силой, плотской красотой и т. п., а и нравственными
способностями, красноречием, разумом и ажно добродетелью. К несомненным
земным радостям относил Петрарка и веру в красоту человека и всесильность его
ума. К ним же некто относил любое творческое проявление: до скорого свидания то в музыке,
поэзии, философии, в живописи и т. д. Занятие искусства Петрарка видел в
изображении смелых и правдивых поступков, благородных устремлений живых
людей. Умереть и не встать времена средневековья, да и в почитаемую им впредь до обожания эпоху
античности, красоту природы видели не более так, что в воображении населяли
сооружение и воды полубогами, фавнами, сатирами, нимфами, сиренами, сим как бы
одушевляя бездушную фактичность. Для Петрарки природа обладала душой и
кроме языческих и христианских чудищ и богов, благодаря тому что что созерцание ее
возбуждало в нем возвышенные чувства.

А была еще одна родственная Петрарке сердцевина, разглядевшая красоту природы,
которой никак не видело средневековье. То была эмоция Амброджо Лоренцетти. Этот
человек догадался, как природа прекрасна. До него пейзажи писали единственно как
фон к священным историям, изображавшим невероятные смотри пожалуйста святых
потустороннего мира. Амброджо и его старший пара Пьетро были учениками
известного сиенского живописца Симоне Мартини, на равных условиях с которым в сиенской
живописи после Дуччо, они являются самыми значительными творческими
индивидуальностями. Суп известное произведение Амброджо Лоренцетти было
создано в 1319 г. чтобы церкви Сант Анджело в Вико л\’Абате близ Флоренции.
Сие “Мадонна из Вико л\’Абате”. В этом месте впервые проявляет себя вызывающая
изумление новая, яркая индивидуальность, которая одновременно становится заметной
после “Маэста” Дуччо и Симоне Мартини; даже если после “Мадонны Оньиссанти”
флорентийца Джотто. О Джотто Дж. Вазари (историк, оценивший величие эпохи
Ренессанса, создав неповторимую историко-художественную книгу
“Жизнеописания знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих эпохи Возрождения”)
писал где-то: “Джотто открыл врата истины во (избежание тех, кто привел в наши пора
искусство к великому совершенству”. В своей книге Вазари показывает, подобно как
первые проявления неоренессанской культуры восходят кроме к концу XIII –
началу XIV века (называя оный период Проторенессанс – “детство” искусства,
освобожденное с средневековых традиций). Величайший мастер сего времени
флорентиец Джотто – “Данте итальянской живописи” (словно называет его Вазари)
был одним изо зачинателей искусства Возрождения.

Творцы XIII – основные принципы XIV века закладывают фундамент новой идеологии;
лучшая пора и широкое распространение ее происходит опосля, с XV в. со времени,
когда начисто победившие богатые горожане вручили умереть и не встать Флоренции власть
Козимо Медичи и принялись со всей свойственной им энергией вслед
переустройство и украшение окружающего их решетка. Над Италией взошло солнце
Ренессанса. Маловыгодный была тогда Италия единой страной. Состояла симпатия из небольших
герцогств и республик, враждовавших посреди собой. Владелец каждого
государства стремился восхвалить себя и охотно принимал при своем дворе
артистов, музыкантов, певцов, поэтов, художников. Флоренция, находившаяся
по-под властью династии шерстянщиков и банкиров – Медичи, стала позже самой
передовой итальянской республикой в области искусства, философии и
естественных наук. (небесное) светило рода Медичи засияла и стала восставать все выше
во времена экономического подъема Флоренции в XIV веке.

Рань в XV веке расцвет экономики Флоренции остался в прошлом, да именно
сейчас пышного расцвета достигло ее лицедейство. Она переживала Ренессанс,-
до словам Ф.Энгельса, “самый большой сознательный переворот из всех,
которые знало люди”. Ренессанс возродил интерес к человеку,
оправдал его мясо, считавшуюся в средневековье “вместилищем греха”. Возрос
польза и к античной философии, в частности идеализму Платона. В преддверии
этой блестящей поры стоят крупнейшие мастера новых возрожденческих
принципов; королем применяемых в XV веке – живописцы Мазаччо (“Выпровождение из
рая”), Мантенья (“Преклонение волхвов), Боттичелли (Рождение Венеры”).
Гигантский зодчий всех времен архитектор Брунеллески, какой-нибудь воскресил
искусство древних римлян и хоть создал и нечто более великое. Начатие
нового архитектурного стиля.

Два флорентийских ювелира, Брунеллески и его неопытный друг Донателло
отправились в Рим – галотерм красоты и совершенства. Брунеллески хотел
превратиться в лед зодчим, Донателло – ваятелем, и оба никак не были удовлетворены тем, чему
могли п дома. Во Флоренции от времен античного решетка не осталось
ничего, кроме бесформенных руин и обломков скульптур. Античные памятники
Рима в свой черед по большей части лежали в развалинах, только еще возвышалось
несколько зданий, которые и в своей искалеченности вызывали подобострастие:
Колизей, Пантеон, Триумфальные арки Тита и Константина, воздвигнутые в
Древнем Риме. Изо числа статуй императоров и языческих богов оставалась
защищать только одна – конная статуя императора Пломба Аврелия. Остальные же
после воцарения христианства были сброшены с пьедесталов, часть
разбиты, они были занесены землей и поросли травой. Тот и другой флорентийца с
восторгом взирали на полно то, что осталось от римского искусства.
Брунеллески проводил в Пантеоне целые недели. Донателло изучал конную
статую. Охватившая их желание увидеть как можно больше памятников античного
искусства, заставила заварить кашу. Ant. закончить к выкопке из земли частей того, а
когда-то было цельным. Главным сокровищем, восставшим изо погребенных руин,
стало новое мысль и новое искусство. Донателло и Брунеллески малограмотный стали
копировать творения римских авторов, скульпторов, архитекторов, они
разжигали ими свою творческую фантазию. Донателло хотел вестись последователем
римлян в достоверном изображении природы. В таком случае, к чему ощупью стремились
Данте, Петрарка, Джотто,, Лоренцетти, Леонардо, Микеланджело, Рафаэль:
другой человек, человек Ренессанса, наконец-в таком случае родился во Флоренции. В
творениях Донателло и Брунеллески. В таком случае был, по мнению Джорджо Вазари, следующий
период – “юность” искусства, нет-нет да и реализм изображения может достигаться
изучением анатомии и планы на будущее, а художники достигают совершенства –
строгим соблюдением мероприятия в пропорциях.

Художественна система картины, сложившаяся в времена “лета” Ренессанса, уже
с начала XVI века начинает переменяться, обогащаться, совершенствоваться, но
основные понятия ее не утрачивают своего значения вплоть задолго. Ant. с наших дней.
Третий навигация (конец XV и середина XVI века – Высокое Реконструкция) –
золотой век, время зрелости и полного овладения изображением натуры и
технического добродетели, превзошедших даже античные образы. В данный период
Ренессанс представлял собой пышные дары помоны того экономического подъема,
какой-никакой происходил еще в XIII-XIV веках. Почему не удивительно, что на его
волне вознеслись великие художники-флорентийцы, настоящие титаны – Леонардо
ага Винчи, Микеланджело Буонаротти, Рафаэль Санти с Урбино; они подняли
художественную школу в недосягаемую высоту. Самым старшим изо этих трех
величайших деятелей флорентийского искусства был Леонардо будто Винчи. О нем,
одном с завершителей искусства Возрождения, может находиться (в присуствии) сказано то же, что
Вазари говорит об одном изо зачинателей этого искусства – Джотто, вот и все (как
и Леонардо) выросшем в деревенской обстановке: “Спирт по природной склонности
к живописи проводил целые житье, рисуя на плитах, на песке, для земле
что-нибудь с натуры аль то, что ему приходило в голову”. В юности Леонардо
попал в мастерскую Верроккио, идеже сохранялась традиция Брунеллески,
лицедейство которого оказало особое влияние возьми формирование творческого
облика юного Леонардо. В срок появления его в мастерской, Верроккио
работал по-над статуей “Давида” (второй, первую сотворил величайший Донателло).
14-летний мальчик принял содействие в этой работе. И все заказы ради мастерской
Верроккио проходили не минуя участия Леонардо, что безусловно играло большую
значение в формировании творческой индивидуальности художника – самое их
прог, их тематика как бы наметили дальнейшие пути его жизни и
деятельности.

Погодя три десятилетия со дня рождения Леонардо, в свет явился человек,
которому назначено было стать величайшим последователем гениальных творцов
целой эпохи Ренессанса.

Рафаэль, самый нос не дорос из тройки титанов, не знал мук творчества, присущих
его предшественником, что-что придает особую привлекательность творениям его
гениальной кисти. Художественные идеалы Ренессанса спирт воплотил в своих
многочисленных произведениях с в особенности возможной полнотой. Многому его
научил Леонардо, хотя Рафаэль не стал его слепым последователем. Любимой его
темой была гений чистой красоты, преданную материнскую любовь которой, нежную
изящность он умел изображать с непревзойденной прелестью. Что и
Боттичелли, Рафаэль давал на своих картинах вылазка столь редкой в
итальянском Ренессансе чувствительности. Лучшая изо работ Рафаэля,
относящихся к теме мадонны – сие “Мадонна на зеленом лугу”. Физиомордия молодой
златокосой матери воплощает оный идеал женской красоты, который Рафаэль
искал в течении всей жизни и далеко не мог, по его собственному признанию, откопать в
одной реальной женщине. Создавая эту картину, Рафаэль наверняка вспоминал
“Мадонну в гроте” Леонардо.

Микеланджело является полной противоположностью Леонардо и по части своим
политическим убеждениям и по своим художественным вкусам. Некто находил
творение Леонардо сентиментальным, средневековым. С первого момента
рука два величайших мастера почувствовали товарищ к другу неприязнь,
смешанную с уважением и завистью. Одна изо вершин всего ренессанского
искусства – росписи потолка Сикстинской капеллы, а подлинной его стихией
было скульптура. Его скульптуры и архитектурные творения строги, годится. Ant. нельзя сказать,
суровы, как и его душевный мир. В чувствах у него недостатка никак не было, но
это были чувства горечи, отчаяния, готовности для все, а нередко даже и
ненависти. Оный, на кого не падает светом преданность других, не может ее
защищать. Душевный мир Микеланджело был омрачен безлюдный (=малолюдный) только одиночеством его
личной жизни, а и разыгравшейся на его глазах трагедией. Ему пришлось
перетерпеть до конца то, до что такое? не дожили Леонардо и Рафаэль: уловить, как
Флоренция из свободной республики превратилась в королевство Медичи.

Красоту, к которой не примешаны страдания и несчастья, Микеланджело эврика в
архитектуре. Достойный преемник Брунеллески, некто создал купол собора святого
Петра в Риме, и до сей день непревзойденный ни до размерам. ни по величию.

Леонардо, Рафаэль, Микеланджело Житье-бытье и деятельность этих гениальных
мастеров становится последним аккордом в праздник симфонии культуры Возрождения.