Если бы так по всему миру…

Всe нaчaлoсь мoрoзным утрoм, кoгдa наша сестра с мoeй тринaдцaтилeтнeй дoчeрью
Виoлeттoй вышли нa пeрeсeчeниe МКAД с Минским шoссe, нaмeрeвaясь дoбрaться
aвтoстoпoм дo Eгиптa и тaм, у пирaмиды Xeoпсa, встрeтить Нoвый гoд…

Нaдo скaзaть, чтo кoгдa да мы с тобой сoбирaлись, – a я нe нoвичoк в стрaнствияx,
– дoрoгa, кaк и всeгдa в нaчaлe пути, кaзaлaсь ширoкoй и прямoй. Нo вoт
нaдo былo прoexaть нe oдну стрaну, – всю Вoстoчную Eврoпу и, нaкoнeц, oкaзaться
в Турции, чтoбы стaлo яснo, чтo нe наш брат упрaвляeм путeшeствиями, a oбстoятeльствa.

…Вoзлe пoвoрoтa нa Эдирнe мимo нaс нa дoстaтoчнo приличнoй скoрoсти
прoxoдил грузoвик, нo кaк тoлькo вoдитeль увидeл нaс, oн нaжaл нa тoрмoз.

Зa рулeм сидeл пoжилoй мужчинa в oчкax с зoлoтoй oпрaвoй. Я (в жe сooбщил,
чтo мы eдeм aвтoстoпoм с Рoссии в Eгипeт. A сeйчaс xoрoшo былo бы дoexaть
xoтя бы дo Стaмбулa. Вoдитeль обрадовался:

Можем базарить по-русски. Я часто бываю в России… Большая деревня, Ростов,
Краснодар, Киев. А теперь возвращаюсь домой в Мерсин из Венгрии. Могу вам
довезти до юга Турции. Немного погодя до сирийской границы за двоечка-три часа можно доехать.

До мосту, переброшенному через пролив Босфор, наша сестра въехали в Азию и вдоль
Мраморного моря поверх сплошную череду приморских городков к вечеру добрались
впредь до Бурсы. Решат – так звали нашего шофера – в орден от подавляющего большинства
турецких водителей безлюдный (=малолюдный) приставал к моей дочери, поэтому ты да я переночевали
прямо в кабине грузовика, а заутро на автостраде у поворота на Мерсин застопился
другой трехоска – “Мерседес”. Водитель, узнав, а мы направляемся
в Сирию, стал разграничиваться своим нелестным мнением обо всех арабах. Вследствие чего-то
практически любой народ нелестного мнения о своих соседях. Если бы послушать,
то можно позаботиться, что впереди тебя ожидают сплошные бандиты и жулики.
Если же пересекаешь границу и встречаешь нормальных людей, слышишь аналогичные
рассказы о жителях пирушка страны, которую только что твоя милость покинул.

Вечер 31 декабря застал нас в Антакии – сверху самом юге Турции. Мы вышли
с города в направлении Халеба – ближайшего сирийского городка. Стоял мягкий
летний вечер. Над нами раскинулось звездное арша. Свернули с дороги и сразу
же увязли в грязи. Пришлось вернуться отступать и продолжать идти в поисках
более сухого места.

В Турции иностранцам приставки не- дают спокойно ходить по дорогам. Местные народонаселение
не преминут подойти поговорить точно по-английски или по-немецки. Верно и проезжающие
мимо машины тормозят самочки.

Остановился пикап. Пожилая женщина, сидевшая плечо к плечу с водителем, сразу
разглядела в нас иностранцев, вследствие чего не столько говорила, сколько показывала
жестами. Как я понял, она приглашала нас к себя переночевать. Мы
забрались в кузов и поехали с ветерком. Посредством несколько километров, свернув
на сельскую в сторону, остановились у большого, на вид обильно богатого,
сельского дома. Познакомились со всей семьей: старый с бабушкой (она-то
нас и пригласила), консорт (водитель пикапа) с женой и четверо детей.

Нермин, ксантиппа хозяина, провела два месяца в гостях у своего дяди в Германии,
почему могла достаточно сносно говорить в соответствии с-немецки. Она и выступала в
качестве переводчика и рассказчика: Новообращенный у нас в гостях была семейная
платье французов. Они тоже собирались в Сирию, да так у нас понравилось,
ась? задержались здесь на 10 дней. По (по грибы) это время они исследовали всю округу,
облазили крыша мира, накупались в море. Вы тоже можете безграмотный спешить ехать дальше.
Юрта у нас большой. Летом мы выращиваем яйца и хлопок, поэтому работы
хватает с раннего утра вплоть до позднего вечера. А зимой делать нет смысла. Селахаттин
– мой муж – перестаньте вашим гидом.

На следующее утро задумались. Сызнова в Москве мы планировали доехать к
Новому году вплоть до Египта или по крайней мере впредь до Красного моря в Иордании,
а по прошествии времени сразу повернуть назад (мне ну что ж было 13 января выйти нате работу,
а дочери – в школу). В противном случае ехать в Сирию, то наверняка нужно хорошего понемножку задержаться
дольше, чем планировали. Будто и денег практически не осталось, а все ж таки при
возвращении в Турцию опять придется накупать визу. Кроме того, наша обмундировка
не была рассчитана на такую жару – свыше меры много теплых вещей, которые
нужно тащить на себе. В то но время обидно отказываться от посещения
Сирии, накануне которой рукой подать. Взвесив доводы за и против, я решил
поворачивать в ретроградный путь.

Новый год встретили после богатым праздничным столом, но мусульманским:
ни шампанского, ни других алкогольных напитков. Лишь только для меня сделали
исключение, выставив одну бутылку пива.

Напоследях Селахаттин устроил нам экскурсию в области Антакии, из которой мы
узнали, словно город, под названием Антиохия, был основанной Селевсидом I
Никатором в 300 г. впредь до н.э. Здесь находилась христианская община умереть и не встать главе
которой одно время был Иаков Зеведеев Павел. А на окраине города в пещере сохранился
амфипростиль апостола Петра. Старый город находится для восточном берегу реки Арси.
Немедленно можно увидеть мост, возведенный вот времена правления римского императора
Диоклетиана (III столетие н.э.), акведук и древние крепостные стены, немножечко
мечетей в арабском стиле и археологический Метрополитен-музей, в котором хранятся мозаики
времен Римской империи.

Там осмотра всех местных достопримечательностей я собирались выйти
на трассу, да Селахаттин чуть ли не насильно усадил нас в автобусик и заплатил
водителю за проезд перед Аданы. Автобус привез нас держи городской автовокзал
– в самый опора города. Взвалив на себя рюкзаки, явно потяжелевшие от
зимней одежды, автор этих строк потащились на окраину под жаркими лучами кошмарно палящего
январского солнца. Подошел не первой молодости турок и на чистом английском языке спросил:

Вам хитч-хайкеры?

Ну надо а! И здесь встречаются люди, знающие для автостоп.

Да. Идем к выходу сверху автостраду.

Он удивился:

До него а еще километров десять. – После того предложил: – Пойдем ко ми
в магазинчик на той стороне улицы и выпьем чаю.

Напоив нас чаем и записав пару адресов своих родственников, к которым
пишущий эти строки можем обращаться за помощью в случае необходимости, благоверный застопил автобус
и попросил водителя, за всей видимости, своего знакомого, доставить нас
до трассы.

Перед наслышан, отмечающим начало автострады, мы один(-единственный раз за все
время поездки объединение Турции “зависли”. Развилка была впереди, да
мы не могли туда прекратиться не нарушая правил. Мимо проходили механизмы, идущие
как в нашем, так и в противоположном направлении. Останавливались нарасхват,
но все ехали в другую сторону. Местные народ из ближайших домов опять
подходили обзнакомиться и приглашали к себе на чай сиречь на ночлег.

Остановилась легковушка. Комбайнер высунулся в окно:

n Автостоп ек! n n Я стал приставки не- столько словами, сколько жестами, иллюстрировать:
n Как раз только тамо, где мы стоим, и можно. А спустя некоторое время, за знаком, где начинается
автотрасса, уже нельзя. n Мне показалось, что-что мои объяснения подействовали.
Шофер предложил садиться. Потом он провез нас пару километров и остановился
у полицейского участка. Стал разъяснять полицейскому, что мы едем автостопом,
а сие запрещено.

Полицейский посмотрел на меня:

Ду ю спик инглиш?

Я подтвердил и заметил, зачем полицейский явно был удовлетворен моим ответом.
В соответствии с всей видимости, его словарь иностранных слов исчерпался. Диалог с
водителем продолжался по-турецки. В какой степени я понял, полицейский объяснял,
что-то русских просто так задерживать не рекомендуется. Необходимо обращаться в российское
консульство, а сие такая волокита, с которой лучше мало-: неграмотный связываться. Водитель
явно разочаровался и отвез нас отворотти-поворотти на старое место. Потом минут вследствие
десять опять подъехал и стал приглашать… зайти к нему в гости.

Остановив полностью набитую машину, объяснил водителю, как будто мы едем в сторону
Анкары. Некто радостно закивал. Мы с трудом втиснулись держи заднее сиденье и
поехали. Когда тракторист повернул в сторону Антакии, я возмутился. Нам а
нужно было в обратную сторону. Тракторист радостно закивал, показывая на
противоположную полосу. Ужели вот, теперь придется голосовать неуклонно на трассе,
нарушая взгляды. Ругая непонятливого водителя и опасаясь попасть бери глаза
турецкой дорожной полиции, ты да я стали перелезать через ограждение, разделяющее
встречные полосы. В данный момент мимо на большой скорости проносился шаланда
“мерседес”. Его водитель увидел нас и тогда же стал тормозить.
Наш брат рванули к нему.

Под вечер автор этих строк попали в Конью – древнейший турецкий остров, в XII веке
бывший столицей Сельджукского государства. В этом месте жил известный суфийский
мистик Джалалетдин Руми и находится обитель Мевлана – центр ордена дервишей.
А неподалёку – мечеть Алаэтдина и медресе Бюйюк Каратай. Нам но город запомнился
не столько своими историческими достопримечательностями, что (а что слышалось птиц!) очень
густым туманом. В трех метрах ни ложки не было видно.

На окраине города перепутье стала уходить в гору, и вскоре место стал виден
как на ладони. В темноте его огни создавали офигенный ковер, заполнивший
всю долину. Я стал щупать глазами окрестности в поисках удобного для ночлега
места. Впереди остановилась легковой автомобиль. Водитель ходил вокруг, постукивая
ногой точно по колесам. Мы молча прошли мимо. По вине некоторое время машина догнала
нас и стала черепашьим шагом ехать сбоку. А водитель с интересом и пусть даже надеждой
смотрел на меня. Я малограмотный вынес такого взгляда и нехотя махнул рукой. Безусловно,
машина тут же притормозила. Я приоткрыл дверцу:

Наша сестра едем в Анталью.

Вот здорово. Довезу вы до Спарты…

Теперь мы ехали держи юго-запад, дважды пересаживались и для “Жигулях”
доехали до Антальи. А оттеда нам предстояло пересечь всю Турцию…

Возьми последнем участке нам очень подфартнуло – я разглядел грузинский номер
на “форде”. Махнул рукой и обратился к водителю за-русски с просьбой
подбросить до величина.

Втиснулись на переднее сиденье, а лещадь затылки подложили рюкзаки, чтобы
невыгодный биться головой о металлические баллоны получи и распишись каждой из многочисленных колдобин.
Автор рассказали о своем путешествии, а Зури Давитадзе – о своем бизнесе:

Как-то раз в две недели я езжу за газом в Турцию, а в дальнейшем продаю его у нас
в Батуми. (до и зарабатываю себе на жизнь. А когда-то два года работал на
таможне. Зарабатывал первоклассно, но свободная жизнь мне нравится с прицепом. Квартира
есть, на еду денег выше ушей, полгорода – мои друзья. Зачем ми рваться в
миллионеры?

Вот и граница СНГ.