Город-мечта

Кaкoe чувствo
испытывaeт бывaлый
путeшeствeнник, пoпaдaя в
гoрoд, o кoтoрoм стoлькo былo
прoчитaнo и рaсскaзaнo прeждe?
Вoстoрг? Удивлeниe?
Рaзoчaрoвaниe? Скoрee всeгo,
eму прeдстoит испытaть вeсь
кoмплeкс этиx чувств.
Дeйствитeльнo, oчутившись в
жeлaeмoм мeстe, Ваша сестра прeждe всeгo
избaвитeсь oт свoиx
пeрвoнaчaльныx , вo мнoгoм
нaдумaнныx прeдстaвлeнияx o
нeм; пoрaзитeсь, сoвeршив очередь
удивитeльныx для сeбя
oткрытий; рaсстрoитeсь,
oбнaружив нeсoвпaдeниe
сoбствeнныx прeдстaвлeний с
рeaльнoстью.

Мнe, в силу мoeй
прoфeссиoнaльнoй
дeятeльнoсти, oчeнь мнoгo
пришлoсь кoлeсить пo Eврoпe. Нo
ни oчaрoвaниe дрeвниx
гoрoдишeк, ни вeликoлeпиe и
рoскoшь стoлиц Фрaнции,
Швeйцaрии, Бeльгии, Гoллaндии,
Гeрмaнии, Чexoслoвaкии и
другиx стрaн нe прoизвeли нa
мeня тaкoгo сильнoгo
впечатления, точь в точь неповторимая
волшебная Венеция.

Достаточно хроническый
путь, который мне предстояло
свершить, простирался от
лыжного курорта Madonna di Campiglio накануне
Адриатики, где и расположился
знаменитый крепость на воде.

Автомобиль долго
петлял ровно по извилистым горным
дорогам, оказываясь так на
обрыве, то в темных туннелях,
пробуравливающих горные
массивы, нес меня до ровному
итальянскому автобану, где так и
дело встречались машины с
немецкими номерами. Волнистая
горная кряж постепенно таяла
и превращалась в зеленую
равнину с редкими деревцами.
Не думано — не ведано показалась синяя
гладь моря. Установка, пролетев по
бесконечному узкому мосту,
распростертому по-над морской
бездной, очутилась в порту.

Вопреки на то, что в
апреле туристический весна был
не в разгаре, автостоянки в
порту оказались густо
заставленными автомобилями.
Однако гаражи-гостиницы
какими судьбами-то стояли полупустыми.
Всего-навсего вечером, забрав машину и
заплатив феноменальную сумму
следовать предоставленное место под
крышей, ми стало понятно
наличие в гаражах свободных
мест. В порту предстояло
разошлись как в море корабли с классическим
представлением о материке и
начать романтическое
хождение на небольшом
пароходике по Grand Canal, что
венецианские жители называют
самой красивой в мире улицей.
Сие – длинная артерия,
соединяющая лагуну и
Адриатику, прокладывающая подступ
между внезапно вырастающими из
воды древними постройками подина
величественно возвышающимися
арками трех мостов. Одной с
главных городских
достопримечательностей
является прибор Rialto длиной 48
метров и шириной 22 метра,
расшитый белыми арками,
вмещающими в себя множество
маленьких магазинчиков и
бутиков. Сие необыкновенное
архитектурное сооружение в
течение долгого времени было
единственной постройкой,
нависающей по-над Гранд Каналом.
Знаменитые мосты Scalri и Academia
появились опосля.

Я с любопытством
смотрю на проплывающие из-за
бортом великолепные дворцы,
перламутровые церкви,
разряженные соборы,
отражающиеся в зеркале
каналов, и испытываю
необыкновенное брожение (умов) при
знакомстве с этой удивительной
красотой. Иногда кажется, что
удивительный город, восставший
с водной стихии, — всего только что
мираж, который вот-вот
растворится в воздухе.

Я тороплюсь сойти получай
берег для того, чтобы пережить
твердь под ногами,
тронуть к древнейшим
постройкам и убедиться в том,
что-что сказочный город – не плод
фантазии и маловыгодный сновидение.
И вот долгожданная
перерыв – San Marcos. Толпа
туристов выносит меня с
набережной сверху вытянутую
прямоугольную площадь,
окаймленную цепочкой белых
колонн собора Святого Проба.
Эта \’\’ самая красивая
комната Европы\’\’, как назвал
ее Наполеон, казалось мало-: неграмотный могла
вместить в себя всех желающих
сфотографироваться с
раскормленными голубями держи
фоне чудесного Дворца Дожей,
поражающего туристов
богатством архитектурных
деталей и цветового решения.

Желая одолеть
взглядом весь город с его
окрестностями, поднимаюсь за
витой лестнице стройной
Компаниллы, и пред моим взором
предстает великолепная
обзор: очертания крохотных
островков , разъединенных
тоненькими нитями узеньких
каналов; совокупность горбатых
мостиков и великолепных
архитектурных строений. Характер
сверху помогает увидеть
Венецию наподобие единое целое,
придает ее облику
цельность. С высоты
птичьего полета город
воспринимается не хуже кого живой
организм, с которым у Вас
устанавливается поверхностное
маза, и Вы начинаете
понимать его блестяще выраженную
индивидуальность.

Рядом с Венецией
расположились известные
острова: популярный своим
кружевом остров Burano с яркими
лавандово-голубыми,
лимонно-желтыми,
пастельно-розовыми рыбацкими
домиками ; Murano, являющийся с ХII
века столицей знаменитого
венецианского стекла, перед сих
пор вызывающего восхищение
туристов, и, напоследках, Torcello,
бывший с V по VI дни частью самой
Венеции. Этот осередок сохранил
до наших дней банан византийских
шедевра: собор Santa Maria Assunta и
англиканство Santa Fosca. Большинство
этих и других островов от случая к случаю-то
были заняты монастырями,
многие изо которых до сих пор
являются прибежищем пользу кого ищущих
тишину и покой.

Очарованная
начавшемся знакомством с
Венецией, я спускаюсь книзу,
чтобы побродить по узеньким и
извилистым улочкам-шнурочкам.

Тяжело представить, что в этом
водяном лабиринте, состоящем
изо 117 каналов, 118 островов, 400
мостов, живут близко 70 000
жителей. Невольно поражаешься,
обнаружив, что такое? они живут в
существующих домах, учатся в
настоящих школах, работают в
реальных офисах. К сожалению, в
рычаги с постоянным ростом
безработицы, повышением цен для
аренду жилья, порой
достигающих 8 000 $ вслед 1 кв.м,
население Венеции по (по грибы) последние
30 лет сократилось двукратно.

“Венеция – самый дорогой
город в Италии “,- говорил Paul
Morand, уточняя, как “самые лучшие
вещи здесь бесплатны”, имея в
виду доступную на нос
возможность наслаждаться
красотой города. Может являться
поэтому коренные венецианцы
считают себя самыми
счастливыми горожанами для
земле.

Подсмотреть жизнь
местных жителей закачаешься всей ее
живости можно с курами ложиться утром, между
шестью и восемью нескончаемо. В это
время армады барж, нагруженные
салатом-латуком, артишоками,
виноградом, апельсинами и
другими основными про
итальянцев продуктами питания,
вторгаются в каналы и полегоньку
развозят свой вкусный груз в соответствии с
рынкам города, для которых маловыгодный
всегда хватает места на суше,
изо-за чего некоторые из них
располагаются даже если на воде.
Закупив возьми рынке Rialto
продовольствие, владельцы
магазинов отправляются держи
работу, в то время как водные
пути начинают забрать
любопытствующие туристы.

В Венеции местные
население не смешиваются с толпой
туристов. Вроде не смешиваются
вода и масло. Единственным
исключением является
историческая регата. Сия
традиция, берущая начало еще с
XII века, часом было необходимо
тренировать молодую команду
для того походов на военных
кораблях, светло воскрешает
во всем своем блеске
красота прошлое. Толпа
зрителей, стоящая почти яркими
развивающимися знаменами и
морскими вымпелами, очарована
блистательным балетом гондол
бери Гранд Канале. Затем приходит
самочки Doge\’s регата –
празднование свадьбы лагуны и
моря. Окруженное гондолами
небольшое ковчег с командой,
одетой в малиновое, скользит
против медному звуку труб и
барабанной дроби. По времени все
возвращается на круги своя:
туристы – к своим гидам, а
венецианцы – к своей
повседневной, размеренной
жизни. Я пробираюсь следовать ними в
глубь морского лабиринта минуя
живописные, фантастические, не
похожие не разлей вода на друга мостики,
призывающие миновать под ним.

В Венеции бережно
относятся к своим традициям. Предварительно
сих пор сохранились мастерские
согласно изготовлению элегантных
гондол, стоимость которых (помимо
аксессуаров!) достигает 20 000 $.
Привлекательные
юношество люди, получившие
редкую профессию гондольера после
наследству, обучаются
мастерству управления изящной
лодкой в протяжение трех лет.

Приветливые
гондольеры зазывают сделать
увлекательную прогулку по
водным улочкам. Послать ко всем чертям от
этой романтической, пускай и
недешевой, прогулки согласно воде
просто невозможно.

Удобно
расположившись для бархатном
сидении украшенной бронзовыми
ручками и статуэтками и
покрытой черным лаком гондолы,
отправляюсь в сказочное
туризм.
Гондольер ловко и
бесшумно управляет послушной
лодкой; редко когда, для
предотвращения столкновений с
другими гондолами, покрикивая
в поворотах.
Разрезая острием
носа водную поверхность, лодка
попадает в тихий мир
зеркальных отражений
оштукатуренных, крошку
облупленных домов с чугунными
балконами, впалыми окнами и
висящими сверху веревках белыми
простынями.

Незаметно
подкрадываются вечер и
гигантский музей на воде
освещается таинственными
розовыми фонарями. Скользящие
числом мостовой и стенам домов
длинные тени и блуждающие
огоньки придают городу
сверхчеловеческий облик…

Грустно сознавать,
почему наступил момент прощания с
городом-мечтой, талантливо
воздвигнутым из воды и камня.
Расставаясь с
Венецией, свербит пожелать: ей
– великого будущего безо
стихийных бедствий,
индустриальных загрязнений и
экономического упадка; себя –
новой встречи с этим
необыкновенным городом.

Кушать у меня пожелание
и для читателей журнала “СТО
дорог”: откройте в целях себя
удивительную и сказочную
Венецию, случай с которой
пробудит в Вас бурю эмоций,
всколыхнет душу, заворожит,
околдует и пожизненно останется
в памяти как самое
трогательное романтическое
воспоминание.