Мелодия турецкого

В крoxoтнoм турeцкoм гoрoдкe нa сaмoм бeрeгу Срeдизeмнoгo мoря рaнним утрoм в пятницу oткрывaeтся бaзaр. Плoщaдь вoзлe aвтoстaнции oбрaстaeт пeстрыми шaтрaми, слoвнo пaрусaми кoрaблeй. Инжирныe третий полюс, дынные пирамиды, рахат-лукумные башни тают получи солнце, распространяют сладкий аромат, кой мешается с запахом гуталина из медного чистилища обувщика. Лицензиар напитков раскладывает по стаканам ледяные кубики и доливает какую-в таком случае жижицу. Одна порция стоит долее) (того-навсего десять тысяч лир. А около счет идет на миллионы. Сокращение с шестью нулями – это тринадцать долларов. Позволительно купить весь мешок льда как один человек со скрипучей тележкой и малиновой феской хозяина, забраться числом шею в холодную массу и ловить блаженство, обозревая происходящее. А оно начинает от кого пахнет чем скандалом. Возникает настоящий переполох: посреди рядами идут полицейские с рулеткой. Весь круг лоток должен иметь определенную длину. Предмет торговли, занимающий лишнее место, облагается штрафом.

У каждого торговца непременный магнитофончик бренчит его любимую музыку с восточного репертуара. Все вместе сливается в единую мелодию, схожую с песней чукчи-оленевода. Особо от продуктовых рядов – вещевые. Лосина, серебро, дубленки, джинсы, обувь, проделка. Самый популярный сувенир – засушенная задолго. Ant. с твердости дерева тыква, раскрашенная почитай нашей матрешки. При встряхивании в глубине стучат косточки.

На столе разложена одонье шмоток: майки, шорты, жилетки, кепочки. Любая штукенция – по пять немецких марок. Туристы с Европы роются как сумасшедшие, расталкивая корешок друга локтями. “Where from, chief?” – Из каких мест, мол, шеф? – спрашивает газетчик. “German, French, Italian?” – “Бош, француз, итальянец?” – “Да имперский я. Рашн.” – “А, рушкий! Подходи, правитель.” Главное – не останавливаться. “Товариш!” – Отнюдь не оборачиваться. “Бивший товариш!” – не прохонжэ кричит турок вслед.

Да, безграмотный тот пошел нынче русский. Неважный (=маловажный) шопник-челнок, сгибающийся под тяжестью тюков с третьесортным барахлом, а повидавший планета отдыхающий в шортах от Армани и с видеокамерой “Панасоник”. Единственное, фигли, может, и купит он здесь – сие кило душистой клубники, совсем такого склада, как на грядке где-нибудь около Звенигородом.

А базар уже понемногу сворачивается. “Аллах старший!” – доносится с минарета соседней мечети. Начинается молитва – обязательная для всех мусульман пятничная текст.