“Небесная колонна” Этна в окружении легенд

Вулкaн Этнa, нe нa шутку рaзвoлнoвaвшийся в пoслeднee врeмя, на сицилийцeв — нe прoстo чeрнaя гoрa, oбoзнaчeниe нa гeoгрaфичeскoй кaртe. Этo живaя лeгeндa, прeдeл мeжду aдoм и нeбeсaми, тaинствeнный симвoл в истoрии мирoздaния. И пoтoму пoэты пoсвящaют eй стиxи, xудoжники — кaртины, музыкaнты — пeсни.

Нa вoстoкe Сицилии Этну величают нет проблем и в то же время уважительно — “мунджи бедду”. В такой мере на южном диалекте звучит “монте белло”, как будто по-русски значит “лепый повышение”. Не от старославянского ли “изящество” — красота? Вокруг “мунджи бедду” витают столетние легенды, и в них слышится шопот черного “снега”, падающего с лазоревого неба, и клокот алой лавы, и натужные вздохи грозных землетрясений.

Миксолидийский поэт-лирик Пиндар назвал Этну эстетично и возвышенно — “небесная колонна”. Симпатия действительно поднимается в заоблачную высь. Живший в Агригенте — ныне таковой сицилийский город называется Агридженто — эпикур Эмпедокл погиб мученической смертью в одном с кратеров Этны, когда искал ввод в высший мир Богов. На склонах вулкана жили многие исторические и мифологические герои — сирены и циклопы, цесарь Артур и миражи Фата-Моргана.

В своем неистовстве Этна страшна и прекрасна. Известная итальянская дееписательница Мария Корти, которая посвятила весёлый и опасной красавице-горе роман-сагу “Колдовской кадастр”, говорит, что “вулканы всю жизнь немножко были волшебными горами, благодаря чего что не знаешь, чего через них ждать”. Вот и теперь, проснувшись в первоочередной раз, трехкилометровый антрацитовый конус растревожил и заворожил Сицилию, Италию, совсем мир.

Корти в молодости увлекалась альпинизмом и совершала ночные восхождения нате Этну. Однажды она поставила себя цель — к рассвету добраться вплоть до самого большого, юго-западного кратера. “Немного погодя я пережила мифы и предания всех народов, которые знали Этну. Сие — поразительная гора, в радости и несчастье. Местные жители сложили легенды о волюм, как двое молодых людей спасли своих родителей, и охват пощадила их всех. Да, живущие у подножия крыша мира слушают ее, как живое главное, она для них — праведница”, — написала Мария после близкого рука с Этной.

У сицилийского поэта Винченцо Консоло лупить такие строки: “Подземное буйство заставляет нас припомнить об истоках нашего существования; пишущий эти строки забываем, что обязаны бурлящей магме своим появлением держи свет, успокоившись призрачными достижениями цивилизации”. Консоло признает, как будто жить у подножия вулкана — значица постоянно подвергать свою жизнь опасности. “Сицилийцы — дерзновенный народ. Им все время случается отвоевывать жизненное пространство у огнедышащей “мунджи бедду”. А тем не менее за последние 2000 лет было столько извержений. В XVIII веке охват дошла до самого моря”, — напоминает спирт.

На знаменитой картине итальянского живописца Ренато Гуттузо “Гиджра от извержения Этны”, написанной в 1938 году, со склонов вулкана скатываются быки, повозки и обезумевшие с ужаса крестьяне. Этна у художника-коммуниста ассоциировалась с “извержением” фашизма в Италии. Однако едва огнедышащий дракон утихает, штат(ы) упрямо карабкаются обратно на гору и начинают новую общежитие на обжигающей магме.

И еще об одной черте характера Этны не позволяется не сказать. Это уже никак не из мифов, а из нашего прагматичного века. В время извержения 2001 года забой “смыла” только что отстроенный пансионат, в котором успели пожить от силы 50 особа. Слава богу, никто из людей никак не пострадал. Гостиницу наверняка отстроят опять. Кто и зачем? Ответ, уверяют знатоки, очевиден. Сицилия — легендарная родной край мафии — заключила с вулканом выгоднейший “контракт”: в потоках лавы удобнее, нежели где бы то ни было, “отмывать” государственные строительные подряды. В такой степени что грозный нрав Этны пришелся крестный отец весьма кстати.