Падуя: питомник наук и чудес

С кaфeдры мeстнoгo унивeрситeтa читaли лeкции Дaнтe, Пeтрaркa, и Гaлилeй

Ты да я oкaзaлись в Пaдуe прoeздoм, пoчти случaйнo. Три чaсa нaзaд экскурсиoнный aвтoбус увeз нaшу группу изо Милaнa, впeрeди сoглaснo стaндaртнoму мaршруту былa Вeнeция, и кoрoткaя oстaнoвкa в нeбoльшoм, прoвинциaльнoм гoрoдкe кaзaлaсь чeм-тo, втoрoстeпeнным.

– Сeньoры! – в нeдoумeнии вoздeлa щупальцы к нeбeсaм нaшa вoстoржeннaя гид Лoрeдaннa. Нeужeли стoль утoмитeльнa былa дoрoгa, чтo ваш брат смoжeтe прoexaть мимo этoгo знaмeнитoгo унивeрситeтскoгo гoрoдкa, в кoтoрoм читaл лeкции сaм вeликий Гaлилeo? К тoму жe, – пoнизилa oнa пeвучий гoлoс, – здeсь пoxoрoнeн Святoй Aнтoниo – извeстный чудoтвoрeц, нaшa лeгeндa…

К сожалению, к стыду свoeму, мы нe знaли тoгдa, чтo знaчит чтобы Итaлии и итaльянцeв Святoй Aнтoниo, нo вкoнeц рaзoчaрoвaть Лoрeдaнну и прeнeбрeчь Гaлилeeм – этo ужe слишкoм!

Автор въexaли в гoрoд в чaс сиeсты, кoгдa пустeют улицы, зaкрывaются всe лaвoчки и кaфe, рaсxoдятся oтдoxнуть пo дoмaм гoрoжaнe, и нa центральной площади Валле, окруженной глубоким рвом и статуями знаменитых падаунцев, остаются только лишь любознательные туристы да тучные прожорливые голуби. С часу дня перед половины четвертого – мертвое время. Такова обыкновение. Летом в эти самые знойные ходики, когда на улице под сороковуха градусов жары, итальянцы находят сохранение от нее в своих квартирах с густо закрытыми деревянными ставнями на окнах и прохладными мраморными полами. И а и в иной сезон особенной необходимости стрелять все дела в разгар рабочего дня и упекаться домой нет, этой приятной привычке – мирным путем. Ant. агресс подремать часок-другой после обеда – стараются отнюдь не изменять круглый год.

– Только маловыгодный думайте, что мы чересчур ленивы, – смеется, читая наши мысли, Лореданна. – До этих пор итальянцы, как и многие русские незамедлительно, должны были вкалывать от зари раньше зари, чтобы прокормить свои семьи и поболее заработать. Зато теперь мы можем санкционировать себе такой ритм жизни.

Ото площади Валле лучами разбегаются в отличаются как небо и земля стороны узкие средневековые улочки, вымощенные неровной брусчаткой. Совершать моцион по ним в сиесту – милое акция. Не приходится вздрагивать от завывая сирен, поминутно оглядываться из-после отсутствия тротуаров и в страхе прижиматься к стенам домов, уворачиваясь с проносящихся на приличной скорости мотоциклистов. Городок мирно дремлет, и лишь сотни припаркованных повсюду велосипедов и мопедов, напоминают, что их владельцы идеже-то неподалеку.

Возраст Падуи по правилам не установлен. Принято считать, словно в VI веке до нашей эры получай ее месте уже была рыбацкая деревушка, и истинно известно, что пять столетий через здесь родился Тит Ливий. Данный факт весьма приятен нынешним падуанцам, землякам древнеримского историка, поелику взаимоотношения с Историей во всей Италии, равняется как и в отдельно взятом городе, полно(те) тесные, можно сказать, добрососедские. Тогда совершенно иной отсчет времени и иное к нему сопричастие. О событиях пятисотлетней давности вам расскажут в таких подробностях и с такого порядка привязкой к местности, будто они произошли вчерашнего дня.

Так, в центре Падуи, напротив Пьяцца дель Санто, кому только не лень падуанец укажет вам дом, в котором в середине XV века жил Донателло, кое-когда собственноручно отливал в бронзе громадную конную статую венецианского воина – кондотьера Эразмо алло Нарни – украшение площади и ваял живописный алтарь в базилике св. Антонио. С тех пор дача, не говоря о статуе и базилике, есть смысл себе на том же месте, в нем точно по-прежнему живут горожане, а из окошка Донателло сию минуту любуется площадью и бронзовым венецианцем в завитках черноглазый мальчуган.

Церковь св. Антонио или — или базилику Дель Санто, стремятся уловить паломники и туристы со всего таблица. И дело не только в том, что-то она, как памятник архитектуры, величественна и прекрасна и точно украшают ее фрески, живописные и скульптурные шедевры известных мастеров Средневековья… Мартирий построена над останками канонизированного проповедника и чудотворца Антонио Падуанского, скончавшегося семь с половиной веков взад. Согласно преданию, Антонио прославился зажигательным красноречием, которое привлекало получи и распишись его проповеди верующих со всей Италии. К тому но он обладал даром исцеления, кой, как выясняется, сохраняют и по текущий день его останки.

В левой части храма, у могилы Антонио, величественную красоту католического собора нарушает предостаточно необычный пейзаж: десятки золотых разновеликих сердечек сверху атласных лентах, какие-то записочки, фотографии детей и взрослых – так явно тяжелобольных, а то розовощеких и довольных жизнью – тонко и плотно развешены на стене. “Неизвестно зачем поступают итальянцы, – ловит наши удивленные идеология Лореданна, – которые хотят походатайствовать помощи у Антонио или отблагодарить его по (по грибы) избавление от недуга”. Мы удивляемся покамест больше, и Лореданна принимается читать книга и подписи под фотографиями. Вот дядько, который после автомобильной аварии был прикован к инвалидной коляске и чудесным образом снова смог ходить, поклонившись святому месту… Вона девчушка, страдающая от рождения тяжелой болезнью и молящая о выздоровлении… Вишь супруги, которым не дано было кого чем господь наделил добрейшим детей, с младенцем на руках… Хотите верьте, хотите ни духу, но похоже, страждущие исцеления миряне стремятся в базилику Дель Санто маловыгодный без оснований.

Каждый год в июне, кое-когда отмечается день почитаемого всеми итальянцами святого, в Падую приезжают паломники со (за мира, чтобы увидеть останки чудотворца. Да мы с тобой не верили своим глазам, иным часом воочию рассматривали эти реликвии храма – забальзамированные фрагменты тела Антонио, которыми с 1232 лета украшен алтарь (такова традиция!) и которые после сих пор обладают чудодейственными свойствами! Стало, свидетельствую: нбо Антонио по-прежнему розовое, частокол белые, а язык, хоть и почернел, так (как утверждают служители собора) остается мягким.

Родная земля одного из старейших европейских университетов и выдающийся научный и культурный центр Средневековья – в этом качестве Падуя известна с 1222 лета. Именно тогда сюда перебралась групповуха ученых и профессоров из первого в Европе Болонского университета и основала в этом месте еще один “наук питомник”, что называл его в “Укрощении строптивой” Вильям Король трагедии.

Дворец дель Бо, в котором разместился Падуанский альма-матер в конце XVI века, исправно служит делу образования и посейчас. Если что и выдает его детства, так это типичная средневековая зодчество: толстенные стены, высокие сводчатые потолки, арочные проемы, винтовые лестницы и, понятное дело, традиционный внутренний дворик – небольшой оазис света и тепла, отдаленный от шумной улицы, создающий в душе осязание полного покоя и уединения. По периметру возлюбленный, словно в назидание нынешним студентам, украшен мраморными медальонами с изображениями знаменитых в весь мир выпускников и преподавателей вуза из-за всю его почти 800-летнюю историю. Что, что в нем читали лекции Данте Алигьери, Франческо Петрарка, Галилео Галилей, учились Николка Коперник, Лудовико Ариосто, Карло Гольдони. На этом месте же чьей-то заботливой рукой установлены полет четыреста назад массивные каменные скамейки – сиди, школяр, в побудь на месте отдыха и размышляй о времени и о себе в окружении кумиров. Автор с удовольствием присели на прохладные каменные глыбы, которые в различные времена шлифовали складками одежды будущие признанные гении, и смиренно выслушали рассказ нашего неутомимого гида. Фактически, за внешне неказистыми стенами дворца дель Потому что и поныне бережно сохраняются аудитории, слышавшие тенор Галилея, а в одной из них уцелела хоть деревянная кафедра, на которой вот время урока раскладывал свои дневной журнал великий ученый.

На полуслове рассказец проницательной Лореданны прервался, и, глядя в наши разморенные относительным комфортом поникшие тела, симпатия проворно поднялась и провозгласила последнюю мета нашей прогулки: Пьяцца дель Эрбе, идеже ежедневно располагается живописный овощной торг. Мы удовлетворенно закивали головами и как шелковый двинулись за ней.

Неожиданно тишину, обволакивавшую улицу, нарушили громкое веселое сольмизация, звон бубенчиков и игра на дудке. В области мостовой, приплясывая, шла довольно озорная кортеж, которую возглавляла девушка в белом открытом сарафан с лавровым венком на шее.

Лореданна отреагировала в один миг: вытряхнула из кошелька несколько монет и, пропев точно-то в лад весельчакам, швырнула казна в моментально подставленную шляпу. Мы, невыгодный понимая, в чем дело, попытались выполнить то же самое, но были невыгодный столь проворны, и монеты наши летели нате мостовую прямо под ноги приплясывающих шутников.

– Посмотрите семо, – сказала нам Лореданна.

Автор этих строк остолбенели, увидев огромный плакат получай стене университета.

На нем была карикатурно, в нежели мать родила, изображена проходившая только-тол что мимо особа. В одной руке возлюбленная зачем-то держала книгу, а в кто-нибудь другой, что уж совсем необъяснимо, – обыкновенную химическую колбу. Округ было множество надписей и уточняющих штрихов, о смысле которых мелочёвка догадаться и без знания какого бы так ни было иностранного языка.

– Ахти, эти студенты! – от души веселилась Лореданна надо незатейливым итальянским юмором. – Знаете, зачем написано на этом фривольном плакате? В этом месте сказано, что недавно виденная вами пан приглашает всех желающих на публичную защиту своего диплома, не более чем и всего!

Вот он, непереводимый макаронистый фольклор! Выяснилось, что плакат один-два устарел, защита уже состоялась и теперича, девушка, по традиции, собирает поздравления горожан и зарабатывает голыми коленками символические чистоган на то, чтобы отметить вечор с друзьями это радостное событие в знаменитом месте встреч падуанской интеллигенции – старинном кафе-кондитерская Педрокки. Не исключено, что у виновницы предстоящего торжества и минус этого небольшого спектакля нашлись бы имущество, чтобы угостить своих друзей неизменной бутылочкой “Кьянти”, а тогда это не был бы чистокровный студенческий праздник.

Едва поспевая вслед за умницей Лореданной, мы вырулили напоследок из лабиринта узких улочек к площади Эрбе – этой фруктово-овощной мекке провинции Венето. Вторично минут пятнадцать, и, держа в охапках объемные пакеты со всевозможной виноградно-спаржевой снедью, жуя фига и печеные каштаны, мы неторопливо грузились в автобусик. И искренне благодарили Лореданну за нашу незапланированную остановку в крошечки нетуристском, но таком итальянском городке Падуя.

Достопримечательности Падуи

Церковь Дельи Скровеньи (1305г.) – в этом месте стоит посмотреть серию из 36 намедни отреставрированных фресок работы Джотто.

Чертог делла Раджоне (или Салона, словно его называют в Паде) – его крыша над головой сделана в форме корпуса корабля (1218 бадняк). Верхний этаж представляет собой читалка с фресками на астрологические и библейские темы. Внизу – старый в Европе торговый центр.

Кафе Педрокки – одно изо самых легендарных, знаменитых и приятных мест в городе. Тогда с 1831 года традиционно встречаются артисты, литераторы, студенты и преподаватели.

Неразвитый сад – старейший в Европе, основан в 1545 году, располагает богатейшей коллекцией редких и экзотических растений. Идеал место отдыха и прогулок.

Пароход “Буркьелло” – с апреля до октябрь на нем можно содеять однодневное путешествие в Венецию. Оригинальный и запоминающийся план.