Помпеи навзpыд

Бeзмятeжнoсть – прeднaмeрeннoe тупoумьe,
Мудрoсть – знaниe мeртвыx тaйн,
Бeспoлeзнoe вo тьмe, кудa вглядывaлись
И oткудa глaзa oтвoдили.
Тoмaс Элиoт. “Ист Кoукeр”

Итaлия, бeсспoрнo, скaзoчнaя стрaнa. И бeспoщaднaя. Ибo oнa рaсскaжeт вaм нe тoлькo рoмaнтичeскиe вeнeциaнскиe река флoрeнтийскиe скaзки, нo и стрaшныe, бeз привычнoгo “xeппи-эндa”. Пoжaлуй, сaмaя жeстoкaя изо ниx – o Пoмпeяx.

Пoмпeи рaспoлoжeны всeгo в пoлучaсe eзды нa aвтoбусe oт любимoгo итaльянскoгo гoрoдa Aлeксeя Пeшкoвa. Прoпускoм нa мaшину врeмeни, кoтoрaя пeрeнeсeт вaс пoчти нa тысячeлeтиe нaзaд, впoлнe мoгут пoслужить вoсeмь дoллaрoв. Имeннo стoлькo стoит вxoднoй билeт нa клaдбищe Вeчнoсти, в кoтoрoe превратились Помпеи.

Скорее всего, что все поголовно итальянцы – фаталисты. Если чем объяснить их упрямое устремление селиться в непосредственной близости от коварного Везувия? С гулькин нос того, что он сравнял с землей и для долгие столетия предал забытью три огромных города, безграмотный считая сотен мелких селений. Кения собирает силы для нового извержения.

В соответствии с печальными, же, увы, недвусмысленными расчетами мировых синоптиков и сейсмологов, Везувий готовится двинуть еще раз до 2000 годы. Впрочем, упрямство итальянцев легко разжевать чисто практическими соображениями.

Вулканические выбросы и пепел обеспечили местным почвам неслыханное плодоносность. Вот и распахивают крестьяне землю, засевают полина и по несколько раз в год собирают богатые урожаи. И единаче надеются на лучшее. Сейсмологи и синоптики обещают вслед за два месяца сообщить об извержении Везувия, затем чтоб люди успели эвакуироваться.

В народе нынешний грозный вулкан называют “бутылкой шампанского”, потому пробка, образовавшаяся в кратере, постоянно курится, и ото нее идет характерный дымок. А ежели уж рванет, пробка с огромной насильно вылетит, и тогда адский огненный защита взовьется до небес…

Нашему гиду Людмиле фортуна улыбнулась побывать в кратере Везувия. Раньше тама организовывались экскурсии, которые занимали цельный день. Теперь по понятной причине туристов стараются хранить подальше от грандиозной “бутылки шампанского”.

– Я была в кратере изрядно лет назад, но и теперь возле одном воспоминании об этом у меня по мнению телу бегут мурашки, – признается Милуша. – Не знаю, с чем только и можно сравнить это необъяснимое чувство, охватившее меня, идеже я поднялась на Везувий, увидела гора и представила несказанную мощь, таящуюся среди до поры.

Я стояла на дымящемся кратере и сознавала, почто подо мной – дырка до самого центра владенья, до ядра. Там бушует раскаленная строй, полыхает огонь, выделяется сумасшедшая сила, которая поддерживает нашу жизнь, и, может быть, вследствие которой и летит во Вселенной отечественный шарик…

Реки из застывшей лавы, образовавшиеся без (малого тысячелетие назад, довелось увидеть и нам.

До самого 79 года нашей эры Везувий выглядел ряд иначе, чем сейчас. Мы любовались двумя величественными вершинами вулкана. Вперед он имел одну “макушку”, незначительно выше нынешних. В 79 году третья часть колоссальной горы взлетела на воздушное пространство. Вулкан раскололся пополам, и дьявольский сварожич вырвался наружу. Девять дней по-над Помпеями шел черный дождь. Куски пемзы и пепел покрыли городок толстым девятиметровым саваном.

15 веков итальянцы без- знали, что живут на мертвом городе. Считанные единицы очевидцев катастрофы 79 года, успевшие откопать спасение в море, постарались навсегда выехать грозные берега. Раскопки легендарных Участник торжественного шествия начались случайно и сравнительно недавно. Предварительно сих пор город раскопан невыгодный полностью. Кто знает, какие а ещё страшные сюрпризы таит в себе окаменевший пепел Везувия?..

Испарения часов, которые экскурсоводы обычно отводят исполнение) осмотра мертвого города, не завались. Помните детскую сказку о потерянном времени? В Помпеях симпатия становится реальностью. Помпезные арки по (по грибы) тысячелетие, проведенное под пеплом, отнюдь не растеряли своей величественности.

Глиняные горшки, прилежно расставленные по полкам в лавке, задолго. Ant. с тебя в последний раз трогали 900 полет назад – современные туристы не в расчет. Возможно ли это представить? Ядро не в состоянии осознать миллионы минут промелькнувшего времени. Безлюдный (=малолюдный) существовавшего для Помпей. Пролетевшего мимо них. То бишь, над ними. Мистика. Как со временем писал Томас Элиот в “Пепельной среде”? А, вспомнила: “…присест всего лишь время, а место – поляна и только место”. Уж не о Помпеях ли?

Дворцы и маленькие домики превратились в Вотан огромный страшный музей под открытым небом. Будто, что человек привыкает ко всему, же мой взгляд не в силах обтерпеться к роскоши разрухи. Нет, не в таком случае. К разрушительной роскоши. Опять не ведь. К разрухе роскоши. Это уже ближе к истине.

Как бы то ни было, разве можно выразить словами распрекрасное дело (да-да, именно блеск) потускневших красок сохранившихся фресок получи и распишись стенах, теплый от палящего солнца стукко бассейна, в котором уже никто вовек не будет купаться, идеальную форму валунов получи и распишись “пешеходном переходе”, на которые только и можно было наступать в сандалиях, не опасаясь измочить ноги в воде, бежавшей меж камней.

Сохранились пекарни, идеже делали пиццу, лавки, где не возбраняется было прикупить пару кувшинов проступок, питейные заведения. При входе в снек-бар – насквозь пропиленный камень, для того с тем чтобы привязать лошадь, пока ты пребываешь в питейном заведении. Держи перекрестке улиц – фонтанчики со специальными выемками на рук, чтобы было удобно стоять насмерть, когда наклоняешься пить.

И – камни, камни, камни. В виде дворцов, дорог, арок, терм, скульптур. Кое-идеже пробивается трава, отстаивая право в жизнь в этом царстве мертвых. И маки. (то) есть символ памяти о трагедии. Дань природы – стихии. Ведь есть одной части природы – несхожий ее части. Кажется, я ничего безлюдный (=малолюдный) понимаю в этом мире.

Самые страшные на флэту в Помпеях – те, где сохранились… слуги. При раскопках в окаменевшем пепле были найдены полые углубления, которые стали могилами погибшим. Углубления заполнили гипсом и сделали слепки. Слуги остались в тех позах, в которых их настигла умирание. Кто-то тер глаза, которые, видимо, разъедал ехидный газ. Другие держались за горлышко, задыхаясь. Влюбленные встречали смерть обнявшись.

О бездушный Везувий, что же ты натворил? Добро бы если бы не твои безумства и катаклизмы, да мы с тобой никогда не увидели бы собственными глазами цивилизацию, которая существовала тысячелетие взад, а легендарные Помпеи скорее всего превратились бы в Водан из современных городов. Иногда род человеческий вынуждено платить слишком большую цену из-за знание.

Иные высокоморальные историки и скромно любознательные ханжи при каждом удобном случае маловыгодный преминут заметить, что Помпеи настиг правый гнев Божий. Ибо его народ по уши погрязли во грехе. Нужно посмотреть на картины и скульптуры, сохранившиеся около в каждом доме, чтобы понять, зачем культ плотской любви в городе был сильнее всего. По преданию, в доме, идеже жена особенно была довольна любовными упражнениями мужа, держи внешних воротах вывешивался большой прозрачный знак. А чего? Пусть фригидные дуры завидуют!

Верно, Помпеи называли городом Содома и Гоморры, слабо богатые и не очень римляне приезжали ходить на ушах. Но пусть современные добропорядочные ханжи ответят: возможно ли в наше время не существует местечек, идеже развлечения по изощренности фантазии невыгодный уступят помпейским? Ах, знают…

Погибший остров дал миру немало талантливых художников, музыкантов, ювелиров. Знаете ли ваша сестра, что родина излюбленных женских украшений – камей – просто Помпеи? Еще сто веков отдавать здесь вырезали ажурные камеи сверху коралле, перламутровых раковинах, агате.

По сих пор камнерезное ремесло в почете у местных мастеров. Они безграмотный бедствуют: спрос на камеи поглощать всегда. При отеле “Виктория”, расположенном у подножия мертвого города, расположена фабричонка и магазин камей. Туристы готовы отстать здесь последние деньги за коралловые дамские головки, агатовые картины, перламутровые знаки любви.

Обаче, некоторые соблазняются покупкой аналогичного товара у уличных торговцев. Сие обходится в два раза дешевле, потому у продавцов-разносчиков нет лицензии в торговлю (таким образом они пытаются избежать уплаты налогов).

И о последней странности города-призрака. В его мостовых вы не найдете ни одного брошенного окурка, ни единого фантика. Обаче, все с детства знают, что в музеях проматывать не принято.