Туpецкий маpш на четыpех колесах

Интeрeснo, знaл ли сoвeтский пoэт, нaписaвший пaтриoтичeскoe “нe нужeн мнe бeрeг турeцкий, и Aфрикa мнe нe нужнa”, oт чeгo oткaзывaлся? Вeдь нужeн, eщe кaк нужeн этoт блaгoслoвeнный бeрeг, гдe сбeгaющиe с гoр сoсны рoняют xвoю нa aнтичный мрaмoр, a с прибрeжнoгo сeрпaнтинa oткрывaются планы на будущее, имя кoтoрым – счaстьeE

И вoт тeпeрь сaмoe врeмя зaвeрить читaтeлeй, чтo возле пoдгoтoвкe дaннoй стaтьи aвтoр нe пoльзoвaлся спoнсoрскими услугaми турфирм либo иныx зaинтeрeсoвaнныx кoммeрчeскиx структур и зa всe плaтил изо сoбствeннoгo кaрмaнa. O врeмeнa, o нрaвыE

Нaчaлo пути

Зaмысeл был прoст и oснoвaн нa трeзвoм рaсчeтe. Прoвeсти дeсять днeй oтпускa, вo-пeрвыx, в тeплe, вo-втoрыx, в движeнии (жeлaющиx знaть причины тaкoй пoдвижнoсти oтсылaю к мoeй стaтьe в “Итoгax” N 34), в трeтьиx, бeз вoзни с приглaшeниями и визaми. Южнaя Оттаманская империя: тeплaя, oбширнaя, близкaя, нe слишкoм дoрoгaя и выдaющaя визы прямo нa грaницe зa 10 дoллaрoв, oтвeчaлa всeм критeриям. Нeкoтoрыe сoмнeния вызывaл нe слишкoм привлeкaтeльный фигура южнoй сoсeдки, aссoциирующeйся в oбыдeннoм сoзнaнии с чeлнoчнoй тoргoвлeй дeшeвым ширпoтрeбoм и oрдaми грoмoглaсныx oтдыxaющиx в клубныx oтeляx Aнтaльи. Oднaкo сoбствeнный oпыт пoдскaзывaл, чтo “чeлнoкoв” в Южнoй Турции прaктичeски нeт (oни eдут в Стaмбул тож Измир). Oт тoлп жe сooтeчeствeнникoв и зaзывaл у кoжaныx и ювeлирныx лaвoк, приветствующих каждого человека славянской внешности возгласом “Заходи, братушник!”, можно избавиться испытанным способом, посевная кампания за руль арендованной малолитражки.

Билеты бери чартерные рейсы в Анталью не дефицитность и стоят от 250 до 300 долларов. А оказавшись впоследств трехчасового перелета перед шеренгой представителей прокатных контор, за спасибо убедиться, что иногда ошибаются аж всезнающие британские и немецкие путеводители, предупреждающие о дороговизне аренды автомобилей в Турции у крупных международных – самых надежных – фирм. Не с ветру говорится, что Восток – дело тонкое. Деньги-листы прайс-листами, а поторговавшись минут пятнадцать имеется возможность выйти в солнечный средиземноморский простор временным обладателем новенькой малолитражки турецкой сборки долларов следовать 30-35 в день.

Недолгие колебания по поводу маршрута сразу отступают при взгляде получи карту и воспоминании о приморских соснах в окрестностях Кемера. Знамо же, на запад, к Эгейскому побережью, колыбели эллинизма. Спустя некоторое время на север, к развалинам Милета и Эфеса. И напоследок, через сверкающие известковые террасы Памуккале и много Тавра обратно в Анталью. Несложный ставка показывал, что за 10 дней нынешний не дотягивающий до двух тысяч километров лад можно проделать без особой спешки. И инда позволить себе кое-какую богатство, вроде однодневного плавания на Водан из близлежащих греческих островов.

Врата раиса

Пожалуй, именно такого высокопарного названия заслуживает 40-километровый конец от Антальи до Кемера. Вырвавшись с пыльных крупноблочных кварталов предместий, приморское тракт ныряет в сосновые ущелья, а по обочинам появляются заманчивые желтые указатели, которыми в Турции отмечают исторические и природные достопримечательности. В уютном Кемере торговцы у открытых до самого позднего вечера лавок пьют настой и неспешно беседуют с соседями. В ресторанчиках у причалов в целях яхт подают запеченных с сыром креветок, а в шатрах раскинувшегося середь сосен “парка кочевников” – настоящие тюркские лепешки-гезлеме с айраном.

Крупные прибрежные комплексы заполнены группами “пакетных туристов”, вкушающих пища до отвращения обильного “шведского стола”, а по вечерам толпящихся вокруг бассейнов. Зато в окрестностях кончай небольших отелей и пансионов, где вы предложат вполне приличный кров (с 20 до 60 долларов вслед номер, включая завтрак; примерно такие а цены по всему побережью). Одначе даже это благословенное место (не зря именно здесь в доэллинской древности был набожный центр чуть ли не всей Малой Азии, идеже, по преданию, находился источник усиленный воды) – не более нежели приют на одну ночь, как ни говори впереди – Фаселис, Олимпус, Каш.

Благо вы хотите почувствовать себя жителем античного Средиземноморья, приезжайте в Фаселис перед вечер. В 15 км от Кемера вас въедете под сосновые кроны заповедника, и мостовая закончится у древнего акведука. Многочисленные экскурсанты, приплывающие семо на катерах, отправляются восвояси часа в фошка. И в небольшом античном городе на полуострове у трех бухт наступает ни гласа ни воздыхания. Тихо падают сосновые иглы сверху ступени амфитеатра. Синеет далекая топ Тахталы. И вы можете вволю наплаваться в теплой воде жалкий бухты, где в 330 г. до н. э. зимовал эскадра Александра Македонского. Поймать последние лучи солнца сверху сухом сосновом склоне. И представить себя, что парус на горизонте – катафракт с Родоса или Кипра, везущий наливка в обмен на душистое цветочное олеонаф, которым славился Фаселис.

Попасть в соседский Олимпус можно по узкому 15-километровому серпантину, а вдогонку по проселочной дороге (недавно усовершенствованной: пока вместо брода здесь мост посредством ручей, и проехать можно не единственно на джипе). Красота ущелья, облюбованного местными скаутами и западными любителями неординарного отдыха – жизни в хижинах нате деревьях, оправдывает тряску по ухабам. В Олимпусе сохранились многочисленные, дорого изрядно разрушенные памятники ликийского, эллинистического и византийского периодов. В средние века на этом месте было убежище грозных киликийских пиратов.

Хотя дорога не ждет. Ведь в сотне километров сверху запад – знаменитые скальные захоронения Демре, рука об руку с которыми, в древней Мире Ликийской (ныне Кале) едва (ли) не 17 столетий назад проповедовал Вотан из первых в истории гуманистов, и самый славный на Руси святой – Николай Святой, который в Западной Европе давно “раздвоился” получи новогоднего Санта-Клауса и канонического Николая Мирликийского. Сохранилась кирка, где он был избран епископом, и римский муха, из которого в 1087 г. мощи святого были украдены итальянскими купцами, осчастливившими сим “трофеем” собор своего родного города Бари. Остатки похищенного возвращена и находится в археологическом музее Антальи. А зона земли, на котором стоит лютеранская церковь Св. Николая, еще в 1750 г. был приобретен русским правительством, которое отреставрировало надгробие и открыло здесь православный монастырь.

Потом Демре шоссе вьется по узкому приморскому карнизу, перфект от времени открывая маленькие безлюдные бухты и гарантируя острые ощущения любителям быстрой езды. А десятикилометровый скибоб к Кашу, с синими спинами гористых островов в горизонте, становится последним аккордом долгого пути, потом которого так радостно броситься в прохладную чистую воду бухты, кончиться по крутым, пахнущим специями улочкам и рисковать только что выловленную рыбу в ресторанчике у порта. Каш – немножечко ли не единственный уголок турецкого средиземноморья, куда-либо пока не добрался организованный рассейский отдыхающий.

Причины – удаленность от аэропортов и безвластие крупных отелей, а значит, и группового туризма. Аж самые продвинутые местные торговцы, заслышав славянскую говорок, способны максимум на приветствие в области-польски. Каш – британская вотчина. Цены в фунтах, человек – индивидуалистически настроенные любители подводного плавания и вылазок сверху острова из Англии, Канады, даже если Австралии, реже – из Германии и Израиля. А вдобавок здесь самый красивый антиквариат. И самый большенный выбор масок, ласт и аквалангов. Как ни говорите рядом – затонувший античный город получай острове Кекова (можно доплыть держи арендованной лодке), подводные пещеры и заповедные бухты.

Фланг Ликийского полуострова после Каша дословно нашпигована археологическими памятниками. Однако узколобие. Ant. широта человеческой способности впитывать впечатления дает себя быть (знакомым. На четвертый день пути без- радовали ни древние гробницы, ни круизные теплоходы и туристское многолюдье. И аспидски кстати пришелся отдых на песчаных отмелях Олю-Дениза – “мертвого моря”, каковым после этого именуется соединенная с морем протокой живописная туманность в 18 км от Фетхие. Природная будь здоров этого дивного уголка порядком изгажена отдыхающими с числа местных жителей, обилием мотелей и громкой музыкой. Вследствие этого на следующее утро мы вне сожаления продолжили путь на полуночь – в Мармарис, где Средиземное море встречается с Эгейским.

Люлька эллинизма

Яркое солнце, барашки волн, тяжкий ветерЕ Три тысячи лет обширная, окруженная горами лукоморье Мармариса давала приют флотам финикийцев и греков, римлян и крестоносцев, а в про недавнем прошлом – восхищала знаменитого адмирала Нельсона. Путь(-дорога) в город спускается по 40-километровому поросшему соснами ущелью. Окрестности Мармариса – одно с живописнейших мест юго-запада Турции. В самом городе около не сохранилось памятников старины, зато будет отличных ресторанов, старый и новый рынки предлагают массу сувениров, а ото причалов ежедневно отплывают на Родос знакомые согласно Сочи и Новороссийску “кометы”.

45 минут пути (кредитный билет стоит около 35 долларов, греческие руководство впускают экскурсантов-однодневников без виз), и ваш брат погружаетесь в атмосферу средневекового города крестоносцев, заполненного веселыми людьми и музыкой, идеже особенно остро чувствуешь ни с нежели не сравнимый терпкий вкус средиземноморской цивилизации, ее сходство – от Одессы до Александрии и Барселоны. Сделано ради этого стоит отправиться в Родос.

Вновь ступив на твердую землю и оказавшись по (по грибы) рулем, держим путь вдоль узкого полуострова Решидие, с на 100 км выдающегося получи запад от Мармариса. С горной дороги, вьющейся промежду дивной красоты ущельями, одновременно видны Средиземное и Эгейское моря. А самые завзятые любители древностей могут по мнению ухабистому проселку добраться до мыса с руинами античного Книдоса, того самого, идеже скульптор Пракситель изваял несравненную Афродиту. Земное джагернаут богини любви, египетская царица Слава отца, тоже любила отдыхать в объятиях царей вдалеке отсюда. Для удобства Клеопатры был спецом насыпан небольшой пляж из привезенного с Нила песка (сохранился впредь до сих пор).

Эта часть Эгейского побережья как собака изрезана. Обилие бухточек и островов создает идеальные консигнация для яхтсменов и любителей все больше популярных 3-7-дневных круизов бери небольших местных шхунах (стоимость ото 80 до 200 долларов). Про автомобилиста же сложная топография – лишние десятки, иначе) будет то не сотни, километров пути посреди приморскими соседями Мармарисом, Бодрумом и Кушадасы.

Бодрум (в древности Галикарнассос) прославился грандиозной гробницей, возведенной в середине IV века давно н. э. для здешнего царя Мавсола безутешной вдовой Артемисией. Мазар, как по имени правителя стали прозывать сооружение, считался одним из семи чудес света. Ныне от родоначальника всех помпезных усыпальниц один-два что сохранилось. Сам же починок превратился в крупнейшую молодежную тусовку побережья, идеже до утра гремят дискотеки, а улицы заполнены возбужденной космополитической гурьбой.

Днем, пока основной местный круг отсыпается, имеет смысл побывать в очаровательно сохранившемся замке крестоносцев, построенном изо камней того самого мавзолея, – музее подводной археологии. И следом на север, к городам, названия которых напоминают о школьном курсе истории: Милету, Эфесу, Пергаму.

Лавочка древностей

Малая Азия – нынешняя Оттаманская империя – земля историческая. Именно здесь Саша Македонский разрубил гордиев узел, увенчанный славой царь Мидас прикосновением руки превращал какой приглянется предмет в золото, троянцы бились с греками, семо тысячелетиями катились волны завоевателей и паломников. И тогда же, по берегам ничем сейчас не примечательной речки Меандр (Мендерес), расцвел весь букет ярких центров античной культуры.

В сотне километров севернее Бодрума, по прошествии огромного озера Чамичи, свернув с основного автодорога в сторону моря, через полчаса оказываешься в “треугольнике” древних городов – Дидима, Обучение и Приене, рядом с которыми еще и Водан из красивейших в Турции песчаных пляжей Алтинкум. Приехать с визитом везде при относительно напряженном графике н. Мы делаем выбор в пользу самого известного – Муза, и не ошибаемся. Среди хлопковых полей манию) (волшебного) жезла возникает массивный акрополь на пустынном холме. В римские время здесь был второй после Александрии администрация Азии. Сегодня на овеваемых сухим степным ветром ступенях амфитеатра, идеже некогда помещались 20 тысяч зрителей, а в императорской полка среди колонн сиживали Цезарь и Антоний, греются ящерицы. Кариатида речного бога Меандра, как и двум тысячи лет назад, встречает входящих в заросшие колючим кустарником античные бани, рано или поздно названные в честь жены императора Клеймо Аврелия Фаустины.

В отличие от пустынного, и с этого еще более внушительного Муза лежащий на 100 км севернее Рукоять давно стал частью индустрии туризма. Можно сказ ежедневно в ближайшем порту Кушадасы швартуются круизные лайнеры, десантирующие семо тысячи туристов. Если добавить к ним сотни автобусов с экскурсантами со на) все про все Эгейского побережья, легко представить себя многоязычное столпотворение на древних каменных улицах сего города-памятника с действительно замечательной историей. После этого побывали завоеватели Кир и Крез. В 356 году перед н. э. знаменитый здешний храм Артемиды – одно с чудес света – сжег в надежде цениться безумный Герострат.

В Эфесе проповедовал Св. Маленький, и город стал одним из первых центров христианства. Безвыгодный случайно именно сюда после распятия Христа привел Марию Св. Иоанн, на этом месте ему было видение Апокалипсиса, и тут. Ant. там же Мария прожила последние годы жизни. Ее хата в окрестностях города сохранился и служит местом паломничества про католиков. Археологи более ста парение раскапывают и реконструируют Эфес. Следы этой реконструкции – приставки не- только прекрасный восстановленный фасад знаменитой библиотеки римского наместника Цельса, же, к сожалению, и бетонные заплатки на колоннах, делающие здешние археологические богатства несколько бутафорскими.

Побывать в один дата в двух античных городах значит промазать впечатления от обоих. Выход – перенайтовать до поездки в Эфес на приятном курорте Кушадасы, идеже, к счастью, совсем нет исторических памятников, а до сего времени лучше – в его окрестностях. Здесь, в мотеле нате морском берегу, наедине с волнами, звездами и ветром (чудище в этой густонаселенной части Турции) допускается еще раз вспомнить увиденное. И подосвиданькаться с Эгейским морем – дальше, до самой Антальи, трасса идет по речным долинам, с подачи степи и горы.

Двухсоткилометровая современная колея от Эфеса до ничем отнюдь не примечательного промышленного Денизли стала одним изо самых оживленных туристических маршрутов Турции вследствие Памуккале – природному чуду в окрестностях сего пыльного 300-тысячного города. Не возбраняется проделать весь путь сразу, а если вы не слишком спешите, имеет смысл свернуть направо в 100 км восточнее Эфеса спустя время городка Назилли. Живописная 40-километровая стальной путь приведет в древний Афродисиас. В этом городе искусств и ремесел получай удивление хорошо сохранились античный спорткомплекс, внушительные колонны храма, одеон. Сатанизм богини любви не исчез после этого и после прихода христианства, и только в византийские век властям удалось покончить с ересью, превратив языческие храмы в церкви и переименовав своевольно город вЕ Ставрополь (Крестоград).

Памуккале, в переводе с турецкого “хлопковый дворец”, по праву считается природным памятником мирового значения. Тогда бьющие из горы кальциевые горячие список литературы покрыли склоны белоснежными сверкающими получи солнце сталактитами. Бродящие босиком по мнению этим лабиринтам ошалевшие толпы туристов (портал в обуви запрещен – кальциевые склоны чернеют) несколько мешают по-настоящему почувствовать нет слов этого места. Однако, как и в случае с Эфесом, малограмотный побывать здесь тоже нельзя. В Памуккале лакомиться смысл переночевать, – до Антальи линия неблизкий. Здесь множество небольших отелей с собственными термальными бассейнами, хороший выбор ресторанов.

И снова в путь. 300 км из-за пустынную выжженную степь и горы. Стогн, если не считать суженных с-за ремонта участков, вполне приличная, в ничуть дешевых придорожных ресторанчиках в предгорьях подают царская рыба и удивительно вкусные лепешки. А в конце пути – наново сосны, солнечные лучи на склонах, теплая водка из-под лодки Средиземного моря. Аэропорт, слишком громкие голоса загоревших соотечественников в самолете, Шереметьево и мелкотравчатый московский дождик.