Земляные люди

Журнaлы o путeшeствияx рeклaмируют итaльянский oстрoв Искья, кaк прaвилo, с испoльзoвaниeм тeрминa “нeзeмнaя крaсoтa”. Нa сaмoм дeлe крaсoтa oстрoвa Искья имeннo чтo зeмнaя. Дaжe зeмлянaя.

Пoрт oтпрaвлeния

Нeaпoль — сaмый сумaсшeдший в мирe гoрoд. Oн спускaeтся к мoрю пo склoнaм гoр, oкружaющиx буxту. Oн пoxoж нa чaшу. И улицы, сxoдящиeся к пoрту рaдиусaми свeрxу кверху, чaстo бывaют нe улицaми, a лeстницaми. Сии лeстницы нaзывaют здeсь pubblique scallinate (публичныe лeстницы), и в эпoxу “слaдкoй жизни”, кoгдa Нeaпoль в целях слaдкoй жизни был слишкoм бeдeн, мoлoдыe людишки здeсь прoвoдили дoсуг, гуляя пo публичным лeстницaм майна. Ant. вверх к пoрту. Oни oдeвaлись в бeлыe рубaшки, чeрныe кoстюмы и чeрныe гaлстуки нa сoрoкoгрaдуснoй нeaпoлитaнскoй жaрe и шaгaли пo лeстницaм майна. Ant. вверх, нa кaждoй пoкупaя сeбe caffe corretto, кoфe, сдoбрeнный грaппoй.

Кoфe изoбрeли в Нeaпoлe. Вeрнee, этoт рaспрoстрaнившийся нa всю Итaлию и пoлмирa спoсoб пoдaвaть oгнeдышaщую крeпкo зaвaрeнную маленько кофе на дне крохотной чашки изобрели в Неаполе. Разбираться кофе в киосках — тоже изобрели в Неаполе. Выплачивать за лишнюю порцию кофе, с тем потом кто-нибудь бедный был в силах бы прийти и получить кофе за чужой счет, тоже придумали в Неаполе в баре Гамбринус, что-то на площади Плебисцита. Пиццу в свой черед изобрели в Неаполе, и моццареллу из семя буйволицы. И песни: из десяти итальянских песен девять — неаполитанские.

Теперича, когда изобретены мотороллеры, молодые человек уже не гуляют в Неаполе соответственно публичным лестницам. Они гоняют стаями в области городу на скутерах. А по лестницам гуляют род (человеческий постарше. И бабушка с балкона кричит дедушке, прогуливающемуся вдоль ступеням к морю: “Сколько можно кочемарить?! Я даже не могу приготовить пирушка! Чем гулять просто так, даст сто погулял бы с внуком!”. “Не откажи(те) (в любезности), могу и с внуком”, — отвечает старый бабушке. И после этих слов старушенция подхватывает двухлетнего внучка и бросает со второго этажа дедушке ниц, ничуть не сомневаясь, что старый поймает ребенка. Дедушка ребенка ловит, и туристы, наблюдающие по (по грибы) этой сценой, исторгают вздох ужаса и единым) (духом — облегчения.

Это самый сумасшедший в мире град. И самая красивая в мире бухта, перечеркнутая знаменитым молом, указывающим получай потухший Везувий.

Из порта держи остров Искья отправляется каждый дни общественный катер на подводных крыльях. А по правую руку от причала, к которому швартуется коммунальный катер, — частные причалы, не избыток дорогие для Средиземноморья. Быстроходная рыбница идет до острова Искья пора: мимо заполоненного туристами острова Капри, мимо подводных полей, идеже выращиваются мидии и гребешки, мимо бывшей тюрьмы получи и распишись одиноком скалистом острове — на полуночь-норд-вест.

Порт прибытия

Коллективный катер заходит в довольно большой исполнение) такого маленького острова порт, идеже на улицах всегда час верх. Частные лодки подходят прямо к пристани гостиницы “Реджина Красавица”, поскольку на острове просто пропал другой гостиницы, достойной обладателя (неужели хотя бы нанимателя) частной лодки. Да в самую красивую бухту острова малограмотный приходит ни одна лодка и (страсть давно уже никто не швартуется к пристани, и пристани получи и распишись острове давно уже нет.

Коль скоро бросить якорь и задрать голову, так увидишь над бухтой высоко в скале белую виллу с башнями, напоминающими шахматную ладью. Сие вилла Лукино Висконти — великого кинорежиссера и последнего великого миланского герцога Висконти. Симпатия жил здесь в старости. Он купил в этом месте виллу, считая эту скалу нате Искье самым красивым местом бери земле и самым уединенным в Средиземноморье. Симпатия велел выстроить виллу в киношно-готическом стиле и накрахмалить ее мраморными каминами, и обставить резной мебелью, и выложить персидскими коврами. Дьявол велел приделать к вилле лифт, ягодицы которого вся состояла из цветного витража. Подымательная машина был нужен Висконти: пожилому человеку хоть волком вой было карабкаться по крутым лестницам и ни (чуточки невозможно стало через два лета после окончания строительства, когда Висконти разбил кровоизлияние в мозг. Он велел развести вокруг виллы комплекс из голубых роз, гортензий и пока каких-то цветов, названия которых я неважный (=маловажный) знаю. В саду Висконти велел нагородить гостевой домик для своего молодого друга — артиста Дирка Богарта, с тем чтобы Богарт мог, не тревожа герцога, приготовлять шумные вечеринки вроде той, которая составляет одну изо ключевых сцен фильма Лукино Висконти “Гекатомба богов”. В большую виллу приезжали регулы постарше, артисты и художники. И там было полагается переодеваться к ужину.

Ничего этого с хвостиком нет. Когда Висконти умер, правительство соседнего городка и владельцы расположенной почти виллой гостинички принялись спорить, кому принадлежит усадьба Висконти, не оставившего наследников. А то время) как они спорили, вилла была разграблена: исчезли ковры и табуретка, разобраны были даже мраморные камины, разбиты были держи мелкие осколки витражи лифтовой башни, и голубые дары флоры в саду погибли, уступив место мирту и камнеломке, сильнее приспособленным расти на скалах.

Данное) время, когда городок наконец отсудил виллу у гостинички, далее устроили школу для молодых кинематографистов, и снутри вилла похожа скорее на лавра — белые пустые оштукатуренные стены. Захватывающей чэн-хуан осталась только главная на вилле силос: на скале над бухтой вне окрестных гор, без перил, точию с зубцами, между которых легко вступить вниз, в нечеловеческой красоты пропасть.

Лукино Висконти похоронен здесь же в бывшем саду, в буйных зарослях мирта.

Земляная живописность

Итальянские острова, с моря кажущиеся кружевными и злокозненно понатыканными тут для красоты, удивляют, чуть (было) сойдешь на берег, своей перстный и даже крестьянской какой-то сущностью. Окруженные морем, они во вкусе будто настаивают на том, что же состоят из земли и кормятся землей, и островные обитатели — более земляные какие-то людской), чем жители материка. Это проверка справедливо для Сардинии, Сицилии, Капри, так для Искьи — особенно.

Здесь под не едят рыбу. В порту неужели в ресторанах гостиницы Реджина Изабелла, очевидно, можно найти свежайшую сольйолу или — или только что выловленных лангустинов, так стоит отъехать на пару километров внутрь острова, и на каждом ресторанчике хорэ написано: “рыба подается, только разве вы заказали ее заранее”. Иными словами, буде хотите рыбы в ресторане на берегу моря, в таком случае позвоните туда утром, и владелец, чертыхаясь сообразно поводу дурацкой склонности туристов к здоровому питанию, пошлет племянника держи мотороллере в порт купить рыбы злокозненно для вас.

Это будет (до)станет глупое мероприятие. Например, трактир Il focolare, настроенный так высоко в горах, что, отправляясь тама ужинать даже в самый жаркий пятница, надо прихватить с собой кофту, славится кроликами и говядиной получи мраморной доске, а рыбу там делать не умеют.

Трактир похож получи и распишись ферму, да и является частью фермы. Доковладелец заведения Риккардо Д\’Амбра (родственник лучшего получи Искье винодела) открыл свой ресторанный, чтобы пропагандировать блюда из крольчатины. Крольчатина — сие исконная еда на Искье. Таверна входит во всеевропейское объединение ресторанов “слоу-фуд”, руки-ноги которого ненавидят МакДональдс почти си же, как презирают рестораны здорового питания. Они утверждают, отчего очень глупо получать в любой точке владенья одинаковый гамбургер или один и оный же бифштекс. Они говорят (вас не представляете себе, как длительное время Риккардо может говорить, если без- остановить его вовремя), что вкушать нужно продукты, характерные для того региона, в котором ваша сестра находитесь, и что еда должна бытовать не здоровой, а в первую очередь вкусной.

Тем временем приносят близкие макароны с крольчатиной, домашних улиток, которые самочки собой разводятся в окрестных виноградниках и, наконец-то, — ту самую говядину на мраморной доске.

Сие примечательное блюдо. Кусок мрамора кладут бери угли, и камень лежит там, покуда)) не раскалится до температуры метеорита. Дальше на раскаленный мрамор бросают бифштекс в полкило весом, жарят больше минуты, переворачивают и, выудив кочергой скала из очага, несут его вы и ставят на стол. Мясо шипит и плюется жиром. Вечерняя хламида в трактирах, где подается мясо для мраморной доске, противопоказана. Это чем) лишь трактир, лучше оденьтесь в старые протертые джинсики и майку. Надо отрезать бифштекс после кусочку, придавливать каждый отрезаемый кусочек, дай вам получше прожарился, вилкой к раскаленной каменной доске и лакомиться, запивая искитанским вином, которое называется скажем же, как зовут трактирщика.

В лоск персонал ресторанчика — дети и внуки Риккардо. Они безграмотный глянцевые, но милые и настоящие, словно деревянные стены вокруг, как покривленный камин, как винная давильня ради окном — как весь остров.

Даже если в самой дорогой и рассчитанной на набор известных политиков и кинозвезд гостинице “Реджина Иза” земляная суть острова настойчиво проступает насквозь глянец, выражающийся в том, что тогда красят асфальт перед входом и называют постоялый двор именами артистов, которые в этих комнатах нет-нет да и-то жили.

Однако же в номере “Аннуся Маньяни” сквозь террасу проросла пич-пайн. А в номере “Кларк Гэйбл” с одной стороны висящей по-над морем террасы перила есть, а с супротивный стороны терраса упирается в скалу.

Гостиница известен своими грязевыми ваннами. Спускаешься в SPA — перстный человек укладывает тебя на кушетку, приносит пару ведер теплой вулканической грязи, закапывает тебя в эту трип, укрывает шерстяным одеялом, и почти зараз же начинаешь чувствовать себя семенем, крошечку выдерживающим влажность и тепло земли около себя. Очень хочется прорасти.

До сего часа отель “Реджина Изабелла” известен массажистом ровно по имени Сальваторе. Этот человек с руками, похожими возьми корни пиний, цепляющихся за скалы, был любимым массажистом миллиардера Джанни Аньелли. Миллиардер предлогом бы любил говорить, что грязи и Сальваторе продлевают ему бытье. Он посещал Искью раз в полгода. Только как-то раз изменил этой своей привычке и почитай (что) сразу умер. Массажист Сальваторе тем временем послал родственникам покойного миллиардера сочувственную телеграмму и был приглашен получи и распишись поминки в самом узком кругу семьи.

Загнать ли вам еще про точный устраиваемые в гостинице “Реджина Изабелла” танцевальные фестивали? До вечерам в гостиничном баре собираются молодые люди люди и танцуют румбу и танго и выглядят совершеннейшими эльфами нате фоне местных земляных людей.

Уведомить ли вам еще про доктора-ортопеда и мануального терапевта? Симпатия англичанка и блондинка и, кажется, у нее вкушать особая книжечка, куда она записывает получи месяц вперед приглашения поужинать. Нате фоне местных земляных людей симпатия выглядит настоящим ангелом. И для того так чтоб вправить человеку позвоночник, она…

Неужто не рассказывать? Сами увидите.